Павел Воробьёв
Иногда, пролистывая старые страницы, натыкаешься на очень интересные статьи и события. 13 лет назад шла борьба между академиками и Минздравом. В ней участвовал и Андрей Иванович Воробьев, и ваш покорный слуга. В марте 2010 г. было подготовлено две статьи для «Новой газеты». Одна из них (моя) была опубликована, вторая (отца) – нет. Но зато на нее дал развернутый ответ Минздрав страны.
Поначалу Андрей Иванович хотел подписать статью у Леонида Рошаля. Позвонил отец Рошалю, говорит: «Пашка к вам приедет». Тот «Да-да, всегда готов». Звоню, когда приехать? В ответ - «Пришлите по мэйлу». Прислал - и тишина. На звонки отца не отвечает. На много звонков. Через несколько дней позвонил Рошалю со своего телефона. Тот снял трубку, но, когда я ему назвался, тотчас сказал, что перезвонит и бросил ее. Отец говорит, «Давай я сам подпишу, один». Не сразу статья эта прошла через сайт «Новой газеты». Вот эта неопубликованная статья:

«К пятилетию реформы здравоохранения
Реформирование здравоохранения России, реально начатое в 2005 г., не случайно связывают с именем «эффективного менеджера» М.Ю. Зурабова. В истории советской и российской медицины впервые власть приняла беспрецедентное решение, назначив на место руководителя здравоохранением страны человека с высшим техническим образованием, познания которого в области организации здравоохранения ограничивались опытом кратковременного пребывания на должности первого заместителя министра здравоохранения и создания страховой компании МАКС.
Ещё до назначения М.Ю. Зурабова на высокий министерский пост было известно, что он является ярым сторонником рыночного регулирования экономики, приверженцем мнения, что успех реформы здравоохранения зависит от «правильно» распределённых денежных потоков. Но, как оказалось, речь пошла о строительстве финансовой пирамиды в сфере государственного регулирования экономики. И человек с таким «оригинальными» взглядами начал практически единоначально, «руководить» одним из наиболее чувствительных для любой страны социальных секторов - медициной.
Не удивительно, что «реформирование» началось без создания какой-либо концепции, программы, без обсуждения со специалистами в области организации здравоохранения. Концепция была заменена неким невнятным проектом «Здоровье», исходные задачи и конечные цели которого так и остались загадкой для населения России, тем не менее получившего статус «национального приоритетного». Для его реализации были выделены гигантские средства, рациональное использование которых могло бы существенно изменить к лучшему ситуацию в здравоохранении. Вместо этого начались массовые закупки оборудования, как правило, не только без учёта запросов самих лечебно-профилактических учреждений, но и путем навязывания им не нужных аппаратов. Государство стало закупать лекарства в количествах, которые так и не смогли назначить пациентам до конца года. Кроме того, были установлены существенные надбавки к зарплатам медицинских работников первичного звена здравоохранения, однако при этом почему-то забыли про специалистов. В результате крупные больницы во всех регионах, ведущие НИИ ВУЗы и клиники, понесли невосполнимые кадровые потери во врачебном и среднем медицинском персонале.
Апофеозом приоритетного национального проекта «Здоровье» надо признать строительство модульных центров высокотехнологичной медицинской помощи. Выбор территорий для строительства зависел, как правило, от настойчивости губернаторов. Для многих из них решение о строительстве центров стало важным пунктом предвыборных программ. Не учитывалось при планировании, что для «загрузки» мощностей таких центров необходимы пациенты, проживающие не только на сопредельных территориях, но и в достаточно отдаленных субъектах. Решая вопрос о строительстве центров, забыли о том, что в центрах нужно кому-то работать. М.Ю.Зурабов предложил оригинальное решение кадровой проблемы - пригласить специалистов из-за рубежа. Запамятовал министр, видимо, о том, что в России много высококлассных медицинских вузов, и что в рамках того же проекта Здоровья, они могли претендовать на поддержку министерства.
Забыл министр и о том, что вот уже более полувека центром оказания высокотехнологичной медицинской помощи мирового уровня, кузницей кадров, еще со времён СССР, является Российская академия медицинских наук. Академия с приходом М.Ю.Зурабова к власти не только лишилась поддержки профильного министерства, но и потеряла три ведущих института. По инициативе Министерства здравоохранения и социального развития эти институты были отобраны у академии, более того, была сделана попытка и вовсе избавиться от Российской академии медицинских наук путём передачи её институтов вновь созданному Федеральному агентству высокотехнологичной медицинской помощи. К счастью, эта инициатива не была поддержана руководством страны, и уже при следующем министре здравоохранения Т.А. Голиковой агентство было ликвидировано.
Приход в Министерство здравоохранения и социального развития Т.А. Голиковой связан, по-видимому, с тем, что при М.Ю. Зурабове денежные потоки так перепутались, что потребовался опытный специалист из Министерства финансов, чтобы привести в порядок расстроенные ресурсы социального министерства. Довольно скоро недостроенные «высокотехнологичные медицинские центры» были переданы госкорпорации «Ростехнологии», которая взялась их достроить, при этом стоимость строительства центров существенно возросла, но большинство из них так и не построено.
Однако вскоре после реорганизации из министерства ушли наиболее квалифицированные специалисты - организаторы здравоохранения, а основные руководящие должности заняли выходцы из Министерства финансов и Федерального медико-биологического агентства. Причём среди вновь назначенных руководящих работников министерства мало лиц, имеющих дипломы об окончании медицинского вуза.
Министерством полностью утрачены контакты с Российской академией медицинских наук, экспертным сообществом. Практически прекратились заседания Коллегии Минздрава, решавшие важнейшие, узловые концептуальные вопросы в отрасли. Перестали прислушиваться к мнению руководителей здравоохранения субъектов Федерации.
Из Министерства здравоохранения и социального развития постепенно исчезло здравоохранение, ответственность за состояние здравоохранения Т.А. Голикова возложила на руководство регионов, а контроль за работой органов здравоохранения и врачей - на Прокуратуру. В результате такой политики министра аппарат министерства утратил всякий интерес к медицинской науке и подготовке кадров.
Конечно, такое «реформирование» не могло не сказаться на показателях здоровья населения России. Скорее всего, именно поэтому была разрушена служба медицинской статистики, а министерство в последнее время перестало издавать ежегодные сборники показателей, характеризующих состояние здоровья населения.
В России имеется дефицит врачебных кадров наряду с доставшимся от СССР острейшим дефицитом медицинских сестёр и фармацевтов. Вузы так и не получили чётко сформулированный заказ на специалистов, сохраняются острейшие проблемы, связанные с практической подготовкой выпускников медицинских вузов, обеспечением их работой: до 60% выпускников не остаются работать в здравоохранении.
Минздравсоцразвития не заинтересован, и не занимается внедрением новейших разработок отечественных учёных в практическое здравоохранение. В результате все ускоряющимися темпами растет зависимость России от поставок импортных лекарств и оборудования. По данным депутата Государственной Думы Т.В. Яковлевой уже до 90% лекарств закупается за рубежом. «Производство» лекарств в России сводится, в основном, к их расфасовке. Вместе с тем, объёмы централизованных закупок лекарств и оборудования, производимых министерством, уменьшились незначительно, а хаотичные и бессистемные действия Министерства здравоохранения и социального развития в период массовых эпидемий гриппа в последние годы стали наглядным примером нерационального использования ресурсов. Возрастающие объёмы закупок медицинского оборудования и лекарств за рубежом привели к деградации и почти полному уничтожению медицинской и фармацевтической промышленности в России. Россия полностью прекратила производство лекарственных субстанций и антибиотиков. А ведь только что в ГНЦ РАМН начато промышленное производство VIII и IX факторов свертывания крови, технологии эти требуют тиражирования по крупным станциям переливания крови (Иваново, Красноярск), но вместо этого вкладываются миллиарды рублей ежегодно в закупки импортных препаратов.
Не надо забывать, что система здравоохранения нашей страны уже в 70-х годах прошлого столетия была признана лучшей в мире, на ее основе формировались системы здравоохранения десятков стран Европы, включая Великобританию. Однако за последние годы наше здравоохранение понесло серьёзные потери, прежде всего, из-за разрушения системы оказания первичной медицинской помощи. Острый кадровый кризис, снижение качества подготовки специалистов в большинстве медицинских вузов, невозможность обеспечения достойного существования выпускникам медицинских ВУЗов, прекращение инвестиций в фундаментальные медицинские исследования, снижение объёма финансирования высокотехнологичной медицинской помощи, в частности прекращение ее финансирования в более, чем ста крупных городских больницах страны – вот итоги реформ.
Похоже, настала пора извлечь уроки из опыта управления и реформирования здравоохранения России «эффективными менеджерами». А уроки эти печальны. За пять лет была разрушена вертикаль управления здравоохранением, здравоохранение фактически отдано «на откуп» регионам. Государство сняло с себя практически всю ответственность за оказание помощи своим гражданам. Но в регионах нет, и никогда не будет ресурсов для развития высокотехнологической современной медицинской помощи.
Медицинское сообщество понимает и реально оценивает опасность, нависшую над здравоохранением и населением России.
Медицина за последние годы существенно изменилась. На место биохимии и рентгенографии органов грудной клетки пришли методы молекулярной диагностики профилактической и терапевтической генетики и ядерно-магнитной визуализации. Вместе с «массовыми» препаратами все чаще используются препараты, воздействующие точечно на определенные рецепторы клеток и внутриклеточные процессы. Из относительно небольшого числа «частых» заболеваний постоянно выделяются отдельные «редкие» заболевания, при которых медицинская помощь имеет драматические результаты – от полной беспомощности к полному выздоровлению. Одна смертельная болезнь – лимфосаркома – лишь в последние годы разделилась на десятки форм и многие эти формы, как и лимфогранулематоз, вылечиваются в 80-90% случаев. Выяснилось, что значительная часть инсультов является результатом попадания тромбов из полостей сердца, где они часто образуются у больных с наследственными нарушениями свертывания крови. Эти состояния требуют длительной медикаментозной профилактики.
Все это требует создания совсем иной системы здравоохранения, руководимой и ориентированной на профессионалов, владеющих высокотехнологическими методами диагностики и лечения, сосредоточенных в центрах, оснащенных дорогостоящим оборудованием. Такие центры, базирующиеся в НИИ и в больших областных больницах, имеющих дополнительный персонал кафедр ВУЗов, должны работать в условиях вертикальной иерархии, иметь консолидированный бюджет, направленный на решение конкретных задач. Профессиональные службы должны осуществлять свою деятельность во взаимодействие с персоналом первичного звена, получая оттуда больных для углубленной диагностики и отправляя обратно больных с установленным диагнозом и четкими стандартами лечения. Создание такой медицины станет основой развития электронных средств коммуникации и информатики на совершенно ином уровне, позволит восстановить медицинскую науку и образование.
Автор знает, что тяжела «шапка Мономаха». Настало время собирать камни, объединив усилия и ответственность Минздрава и РАМН в деле сохранения здоровья народа».
«Новая» послал в Минздрав для ответа до публикации. И получила оттуда ответ, который трудно интерпретировать иначе, как хамство.
Заместитель Министра здравоохранения и социального развития России Вероника Скворцова (чл. Корр. РАМН, доктор мед наук)
Будни реформ здравоохранения: семь принципов
Статья Андрея Ивановича Воробьева - хороший повод. Повод не для празднования пятилетия реформ, конечно (непонятно откуда считаем), а для того, чтобы рассказать тем, кому некогда заходить на сайт Минздравсоцразвития России http://www.minzdravsoc.ru, смотреть по ТВ выпуски новостей или читать в газетах материалы, или у кого нет пока по какой-то причине интернета или телевизора – рассказать о принципах работы Министерства и об основных направлениях развития здравоохранения. Ориентируясь, разумеется, на тех, кому это интересно, и кто хочет и может в переменах в здравоохранении участвовать.
Принцип первый: открытость и диалог
Позитивные перемены в любой отрасли могут проходить только при участии её ведущих экспертов, в диалоге с отраслевыми профессионалами, с налаженной обратной связью с работающими в этой системе и пользующимися её услугами. В этом убеждено руководство нынешнего Министерства здравоохранения и социального развития России. Поэтому мы стараемся по всем направлениям укреплять контакты с профессиональным сообществом: руководителями здравоохранения в регионах, врачами, Российской академией медицинских наук.
Сегодня в департаментах Министерства, отвечающих за развитие здравоохранение работают … специалистов с высшим медицинским образованием. В составе министерства 7 департаментов, отвечающих непосредственного за здравоохранение, все руководители департаментов, кроме департамента обязательного медицинского страхования, имеют медицинское образование, в составе всех департаментов министерства работают врачи. Обновлён и давно активно работает институт Главных внештатных специалистов, в котором 39 членов из 58 являются академиками и член-корреспондентами РАМН. Министр и руководители департаментов регулярно совершают рабочие поездки в регионы, в которых реализуются приоритетные программы развития здравоохранения, поддерживая конструктивную коммуникацию с региональными руководителями здравоохранения и руководителями переоборудуемых лечебных центров.
Регулярно проходят коллегии Министерства. Последняя прошла 5 марта 2010 года и была посвящена перспективам совершенствования скорой медицинской помощи. Мы ввели в нашу практику и расширенные коллегии. В прошлом году одна из расширенных коллегий проходила в максимально открытом формате, когда участники коллегии отвечали на вопросы граждан, поступавшие на сайт Министерства в ходе заседания в он-лайн режиме.
Профессиональное сообщество участвует в разработке всех документов и программ Министерства.
Собственно, обо всей этой и многой другой деятельности Министерства можно узнать на его сайте. Чтобы стать ещё более открытыми, чтобы иметь возможность диалога не только с именитыми экспертами, профессорами и академиками, но и с врачами, пациентами, заинтересованными в развитии здравоохранения и социальной сферы гражданами России, министерство открыло в 2010 году блог http://blog.minzdravsoc.ru/. За 2 месяца с открытия блога его посетило 28 600 человек.
Принцип второй: системность изменений и их финансирования
Мы уверены, что совершенствование системы здравоохранения необходимо. С этим вряд ли кто будет спорить. Минздравсоцразвития движется к созданию эффективно работающей системы постепенно, аккуратно, пошагово.
Важным общесистемным вопросом является внедрение единой для всей страны стандартизации оказания медицинской помощи, гарантирующей ее качество и доступность. Ведущие медицинские эксперты из всех регионов России под руководством Главных внештатных специалистов Минздравсоцразвития создали более 400 стандартов медицинской помощи при наиболее распространенных и значимых заболеваниях. Это новое поколение стандартов, которые не только включают наиболее эффективные и современные методы диагностики, лечения, реабилитации, в том числе высокотехнологичные методы хирургии, и таким образом гарантируют качество медицинской помощи, но и отличаются своей экономической обоснованностью. С помощью специально разработанной электронной системы происходит просчет стоимости каждого стандарта и, при необходимости, его экономическая оптимизация. В результате, формируется детализированная и финансово обоснованная Программа государственных гарантий бесплатной медицинской помощи населению.
Наряду со стандартами, медицинское сообщество под руководством Минздравсоцразвития создало Порядки оказания медицинской помощи при основных группах заболеваний, устанавливающих ее этапность, условия оказания (амбулаторная, стационарная, дневная стационарная, санаторно-курортная и др.), критерии необходимой квалификации медицинских работников, стандарты оснащения и штатного расписания медицинских учреждений, аккредитованных для медицинской деятельности по каждому профилю. Следует подчеркнуть, что новые Порядки и стандарты будут едиными и обязательными на всей территории страны. Их реализация потребует реструктуризации сети лечебно-профилактических учреждений в каждом регионе с перераспределением коечного фонда, диагностической техники, лечебного оборудования, медицинских кадров. Безусловно, это сложная и масштабная работа, но она уже активно проводится в рамках приоритетных отраслеобразующих программ Национального Проекта «Здоровье» и демонстрирует первые успешные результаты.
Приоритетные программы были выделены на основании экспертного анализа самых болевых точек здравоохранения, тех, которые вносят наибольший вклад в заболеваемость и смертность населения. Это сосудистая программа, онкологическая программа, программа помощи при дорожно-транспортных происшествиях, противотуберкулезная программа. Сейчас началось реформирование скорой помощи. Реализация приоритетных программ основана на внедрении новых Порядков и стандартов медицинской помощи и осуществляется поэтапно. Первый этап связан с планированием системы профильной помощи: правильным размещением межрайонных центров, обеспечивающим, в первую очередь, доступность этой помощи для пациентов. Например, центры оказания помощи при инсультах и инфарктах миокарда должны располагаться так, чтобы пациента можно было довезти до центра менее, чем за 1 час. Это требует и реорганизации работы скорой помощи. Второй этап – подготовка и оснащение этих центров в соответствии с разработанными Порядками оказания медицинской помощи, а также подготовка кадров для работы по утверждённым стандартам на новом оборудовании. Так для реализации сосудистой программы в первых 12 регионах было подготовлено свыше 1 тыс. специалистов.
Принцип системности предполагает, что начатое должно быть продолжено и завершено. Поэтому каждая программа пошагово включает новые и новые регионы. Сосудистая программа реализуется уже в 38 регионах и к 2013 г. распространится на всю страну. Онкологическая программа вовлечет все регионы к 2016 г. Мы никак не можем снижать финансирование на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, которая должна развиваться и становиться максимально доступной для граждан. Так, если в 2006 г. на оказание высокотехнологичной медицинской помощи из средств федерального бюджета было выделено 9,9 млрд. рублей, что обеспечивало потребности населения на 20%, то в 2009 г. на нее было направлено уже 30,5 млрд. рублей, что не только увеличило обеспеченность населения до 55%, но и позволило включить новые современные высокотехнологичные методы лечения. А в 2010 г. финансовое обеспечение высокотехнологичной помощи выросло до 36,2 млрд. рублей (это на 20% больше, чем в 2009 г.). В результате количество больных, которым оказана высокотехнологичная медицинская помощь, увеличится с 254 тыс. (фактически пролечены в 2009 г.) до 274 тыс. (план 2010 г.).
Кроме того, в 2010 г. введены подпрофили высокотехнологичной медицинской помощи с увеличенным нормативом финансовых затрат. При операциях, в которых используется робототехника, норматив финансовых затрат составит около 200 тыс. рублей, при операционных вмешательствах по нейрохирургии, которые включают использование дорогих расходных материалов (клеевые композиции, нейростимуляторы и др.) норматив финансовых затрат составит от 700 тыс. до 1 млн. рублей. Увеличен норматив финансовых затрат на операции по установке кохлеарных имплантов – до 1 млн. рублей, по подпрофилю «Челюстно-лицевая хирургия» с использованием дистракторов и биодеградирующих материалов – до 234 тыс. рублей, по онкопротезированию взрослых – до 693, 9 тыс. рублей, по онкопротезированию детей – до 1, 3 млн. рублей.
Конечно, социальная справедливость и равная доступность качественной медицинской помощи для каждого гражданина страны возможны лишь при условии правильной организации ее финансово-экономического обеспечения. Без этого все лучшие замыслы по изменению в здравоохранении будут утопией. Именно поэтому огромное внимание мы уделяем совершенствованию системы обязательного медицинского страхования (ОМС) на основе принципов: всеобщности; обязательного обеспечения гарантий оказания медицинской помощи (по единым Порядкам и стандартам) для застрахованных граждан в рамках программ ОМС независимо от размера уплаченных взносов; свободы выбора лечебно-профилактического учреждения (при условии его аккредитации к профильной деятельности); обязательной уплаты взносов в размерах, определенных законодательством; устойчивости и автономности финансовой системы. Эффективная работа ОМС позволит оказывать все основные виды медицинской помощи в полном объеме бесплатно.
Принцип третий: готовность к кризисным ситуациям
В этом году сложилась непростая ситуация в связи с новым штаммом гриппа. В самом её начале в Министерстве была организована штабная работа с ежедневным мониторингом состояния заболеваемости гриппом по регионам и еженедельным публичным отчётом об этом перед ведущими средствами массовой информации. Была чётко выстроена работа по изучению свойств нового штамма, определению, к каким лекарственным препаратам он чувствителен, формированию стандарта оказания помощи в период превышения эпидемиологического порога и обеспечению населения лекарствами в необходимом объеме. К эпидемии были готовы – разработаны и своевременно произведены высококачественные отечественные вакцины. И вакцинация идет по графику без единого осложнения.
Принцип четвертый: профилактическая направленность
Всем известно, что лечить болезнь сложнее, чем ее предотвращать. Состояние здоровья населения любой страны более чем на 50% зависит от образа жизни, правильности питания, наличия адекватной физической нагрузки, бытовых вредностей и токсических влияний. Взятие под контроль всего 5 главных факторов риска позволяет сократить заболеваемость сердечнососудистыми, онкологическими, эндокринными, бронхолегочными заболеваниями на 50–70%. Именно поэтому мы концентрируем наши усилия на программах по формированию здорового образа жизни, в том числе антиалкогольной, антитабачной, антинаркотической направленности, особенно у детей, подростков, молодежи, на развитии сети центров здоровья, диспансеризации работающего населения. В этих направлениях наши действия будут только активизироваться. Эффект мы сможем увидеть уже через 2–3 года.
Принцип пятый: инновационное развитие
21-е столетие объявлено столетием биомедицинских наук. Инновационное развитие глобального здравоохранения на основе научных достижений и внедрения новых эффективных технологий профилактики, диагностики и лечения заболеваний обусловливает необходимость ежегодного пересмотра порядков и стандартов оказания медицинской помощи с приближением их к современным возможностям медицины и уровню качества, соответствующему международному.
В настоящее время в нашей стране высокотехнологичная медицинская помощь оказывается преимущественно на основе импортной дорогостоящей продукции - медицинской техники, расходных материалов, лекарственных средств, созданных с применением биофармацевтических технологий.
Назрела необходимость придания инновационного импульса развитию российского здравоохранения. Для разработки современных фармацевтических, биомедицинских, ядерных и др. технологий и их ускоренного внедрения в медицинскую практику необходимо создание условий для тесного партнерства научных лабораторий и конструкторских бюро, образовательных учреждений, современных промышленных производств и бизнеса. В рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по модернизации и технологическому развитию экономики России мы активно формируем подходы к созданию центров инновационного развития, основанных на кластерном принципе, позволяющем концентрировать и развивать отечественные инновационные разработки. Мы понимаем, что с учетом сегодняшнего отставания в уровне развития отечественных технологий, необходимо сочетать инновационный подход в разработке лекарств, медицинской техники и изделий медицинского назначения с освоением наиболее продвинутых зарубежных технологий и импортозамещением. Это позволит использовать современную технологическую матрицу для реализации оригинальных идей.
Принцип шестой: поддержка отечественных разработок
Доминирующее положение западных компаний на отечественном фармацевтическом рынке – началось не сегодня и даже не вчера. Это длится 20 лет – с тех пор, как распался СССР. Российский фармрынок прошел через сложные этапы – от дефицита до насыщения импортом, поскольку в полной мере отечественные производители не могли обеспечить внутренний спрос. Ведь даже к 2010 г. – лишь 30 предприятий из 470, которые имеют лицензию на производство, соответствуют международному стандарту качества GMP.
Это состояние рынка – данность истории и того периода, который прошла Россия. Подобные явления можно наблюдать и в других секторах экономики.
И, как и в других секторах экономики, в фармпромышленности мы подошли к программам развития отечественных разработок и производства. К примеру, в обновленном перечне жизненно необходимых и важнейших лекарственных средств – доля отечественных производителей выросла до 67%. А это те препараты, которые больше всего влияют на снижение уровня заболеваемости и смертности в России.
Министерством промышленности и торговли РФ принята стратегия развития фармацевтической промышленности до 2020 г., цели которой – импортозамещение и внедрение инноваций. Согласно стратегии, к 2020 г. доля продукции отечественного производства на внутреннем рынке вырастет с 20% в 2007 г. до 50 %, количество инновационных препаратов увеличится до 60 %. Минпромторг РФ сейчас принимает заявки от всех научных центров на финансирование по перспективным разработкам. В этом можно и нужно участвовать.
Но помимо стратегических планов есть и задачи, которые решаются уже сейчас. Во-первых, принято решение о переходе отрасли на стандарт GMP к 2014 г. Это зафиксировано в законопроекте «Об обращении лекарственных средств». Во-вторых, в этом же законе уравнены права отечественных и зарубежных фармпроизводителей. В-третьих, разрабатывается федеральная целевая программа по развитию фармпромышленности и рынка медицинской техники, которая обеспечит необходимую поддержку отечественным предприятиям во время переходного периода до 2014 г. – сроку, когда все отечественные предприятия должны привести производство в соответствии со стандартами качества GMP. Это первоочередная программа и деньги на нее предлагается заложить в бюджет 2011 г.
Также составлен перечень стратегически значимых лекарственных средств, первоочередных для организации промышленного производства в России, в который вошли 57 позиций. Это те препараты, которые гарантированно должны быть на нашем рынке, так как они обладают доказанным высокоэффективным действием при наиболее значимых заболеваниях, определяющих уровень смертности населения (сердечнососудистые, онкологические, инфекционные заболевания), или требуются для экстренных диагностических мероприятий и анестезии во время операций. 90% препаратов из этого перечня сейчас – дорогостоящие и импортные. Развернув их производство в России, можно в разы сократить их стоимость и повысить доступность для пациентов.
Да, отечественная фармпромышленность находится пока в роли догоняющего. Эта ситуация складывалась десятилетия, и ожидать, что все разрешится за год–два – наивно. Необходимы совместные действия государства и бизнеса и общее видение того, что нужно делать, чтобы перейти от воспроизводства к инновационному развитию.
Принцип седьмой: кадры решают всё
Кадровый кризис есть. И не только в здравоохранении. Он носит системный характер практически во всех сферах деятельности в России. Но это не значит, что он непреодолим.
В 2009 г. мы создали Федеральный регистр медицинских работников, позволяющий не только анализировать текущую кадровую ситуацию как в стране в целом, так и в каждом регионе, но и подсказывать пути ее оптимизации, планировать кадровую политику. Ответственность за кадровое состояние здравоохранения в каждой области и крае в равной мере должны нести как руководители властных структур и управления здравоохранением региона, так и руководители медицинских ВУЗов и ССУЗов, ответственных за соответствующий регион. Формирование такой взаимосвязи образовательных учреждений и практической медицины позволит целенаправленно наполнять систему медицинской помощи каждого региона – по потребностям. Будет формироваться государственное задание для каждого образовательного учреждения. Для нас чрезвычайно важно создать фактически единый континуум отрасли здравоохранения и высшего и среднего профессионального медицинского образования. Для этого в Федеральный регистр медицинских работников включены и учащиеся медицинских ВУЗов и ССУЗов. Мы активно работаем с территориальными органами управления здравоохранением, являющимися заказчиками на подготовку специалистов, для повышения их роли в обеспечении условий для проведения производственной практики, а в последующем в решении социально-бытовых проблем для каждого молодого специалиста.
Одним из путей решения проблем кадрового обеспечения, особенно сельских и удаленных районов, является развитие целевого приема абитуриентов на основе юридически оформленных цивилизованных договорных отношений между регионом, ВУЗом и абитуриентом. Нами заканчивается подготовка проекта такого документа.
Важным результатом совместной работы Министерства и межрегиональных общественных организаций (Совет ректоров медицинских и фармацевтических вузов России, Совет директоров средних медицинских и фармацевтических образовательных учреждений) стала разработка нового поколения федеральных государственных образовательных стандартов высшего и среднего профессионального образования по специальностям группы «Здравоохранение». В настоящее время под руководством Минздравсоцразвития профессиональное сообщество готовит типовые программы и рабочие планы обучения по всем дисциплинам. Важно все: не только наполнение образовательной программы по каждому предмету, соответствующее современным медицинским знаниям, и подготовка полного набора необходимых учебных, методических и практических пособий, но и выстраивание цепочки изучаемых предметов с учетом правильной логистики восприятия новых знаний. Главная задача - состыковка образовательных стандартов со стандартами оказания медицинской помощи. Ведь выпускник по окончании образовательного учреждения должен быть врачом. С целью контроля качества подготовки специалистов внедрена итоговая государственная аттестация выпускников по медицинским специальностям, включающая трёхуровневую междисциплинарную проверку как теоретических знаний, так и практических навыков и умений.
Министерство прикладывает со своей стороны немало усилий по подготовке профессионалов для здравоохранения. Для развития системы непрерывного медицинского и фармацевтического образования Министерством создан Координационный совет по медицинскому и фармацевтическому образованию. В частности, в рамках деятельности Координационного совета по медицинскому и фармацевтическому образованию Министерством подготовлен проект Положения об интернатуре и ординатуре. Утверждение данного документа позволит обеспечить единообразие подходов к организации подготовки специалистов по программам послевузовского медицинского и фармацевтического образования на территории Российской Федерации.
Министерством организуется подготовка специалистов для целевых программ: по общей врачебной практике, онкологическому и сердечно-сосудистому профилю, травматологии, врачей для федеральных центров высоких медицинских технологий, врачей для центров здоровья.
Для повышения эффективности подготовки Министерством планируется развитие информатизации обучения в медицинских образовательных учреждениях: формирование электронных библиотек и справочно-информационных баз данных, внедрение информационных технологий.
Это и многое другое делает Министерство для повышения профессионализма врачебных и научных кадров. Но кадровые проблемы – проблемы всего медицинского сообщества. И для их решения нужны консолидированные усилия сообщества, особенно научных учреждений и медвузов. Академики, член-корреспонденты, доктора наук, опытные доктора – создавайте и развивайте свои школы, выводите вперёд своих учеников, расширяйте их круг, распространяйте свой опыт и знания. Становитесь центрами притяжения для молодых специалистов, студентов, абитуриентов. В создании новых генераций кадров и новых профессионалов Министерство решает немногое. Здесь всё решают сами кадры.»

Похлопали академика по плечу, указали ему место у параши. Молодцы. Удивительно, что врут через слово – а, может быть, и каждое слово – и не стесняются. Коллегий как не было, так и нет. Стандартов новых нет, хотя все время рапортуют, что они есть. Смешно: делайте себе учеников, а Минздрав в сторонке постоит пока. Результатом этой полемики стал доклад Формулярного комитета Российской академии медицинских наук под моим непосредственным руководством «О здравоохранении в Российской Федерации», который мы представили официально через год под Председательством Геннадия Андреевича Зюганова все той же Веронике Игоревне Скворцовой. Надо отметить, что огромное число предложений из этого доклада было реализовано. Не все, многое – лишь формально. Но главное – как было игнорирование мнения профессионалов, так и осталось: слушают лишь тех, кто поддакивает. Остальные – враги.



А вот еще одна статья, моя. Она была опубликована в «Новой газете».
«Полный одобрямс»
11 марта 2010 г. в Государственной думе состоялся круглый стол по «обсуждению» законопроекта «Об обращении лекарственных средств». В зале для обсуждения было полно народа, как говориться – яблоку негде было упасть. Правда и зал был выбран не самый большой. Сделано это было, видимо, для того, чтобы со спокойной душой можно было сказать – Вас не позвали, так как просто места не хватало на всех. Во всяком случае, никого из тех, кто выступал против принятия закона, кто имел большое число замечаний к тексту, в зале не оказалось. Как не оказалось ни одного врача, исключая автора этих строк, представителей пациентских организаций.
Перед входом в зал выстроился чуть не десяток сотрудников аппарата Госдумы. Пропускали «сквозь строй», все проходили по строгому списку, видимо заранее и давно утвержденному. Пустой листок использовался лишь раз – для записи ФИО автора этих строк. Специфическим оказался и раздаточный материал: с десяток статей и интервью с участием Министра здравоохранения и социального развития Т.А. Голиковой. На первом месте – Интернет-версия освещения встречи министра с Президентом страны Д.А. Медведевым. А вот предложений, замечаний, результатов их обсуждения почему-то приложить не догадались. Ну да, забывчивость.
Впрочем, ни для кого не секрет, что некоторые депутаты десятки своих поправок внесли, в соответствие с регламентом работы парламента, но вскоре, в порядке, говорят, партийной дисциплины, отозвали. Аналогично выглядела ситуация с региональными Минздравами: никто не посмел сказать ничего «против» после снятия руководителя Росздравнадзора Юргеля. Все поправки от регионов были отозваны.
Странно, но и законопроект и работа над ним депутатов представлялись Министром, а не депутатами. И само представление это было странным: руководитель ведомства рассказывал не о содержании документа, не про отсутствующие в документе целые сектора сферы обращения лекарств, а про свои встречи с вице-премьером. В этом выступлении звучала только одна нота: все властные структуры уверены, что именно в таком виде закон и надо принимать. И если кто решиться сказать что-то «против» будет иметь дело не со мною. Все выступавшие подхватили этот меседж и в один голос рассказывали, что все претензии, выдвигаемые ими ранее, снимаются и они полностью удовлетворены ходом процесса. Более того, почему-то выступавшие знали, что уже принято в качестве поправок, а что – нет. Откуда такие сведения: ведь ни заседания профильного комитета, ни, тем более, второго чтения закона еще не было. Повеяло от этих выступлений таким социалистически-брежневским одобрямсом.
Лишь один человек – бывший заместитель генерального секретаря Всемирной организации здравоохранения член-корреспондент РАМН профессор В.К. Лепахин посмел сказать что-то против. Он никак не мог понять, как это федеральное ведомство будет отвечать за сбор информации о побочных действиях лекарств: в мире это ответственность врачей – сообщать об осложнениях, - а не ведомства. Но ему объяснили, что здесь вам не тут, в мире может быть и так, как вы сделали в своем ВОЗе, а у нас будет по-другому. Странный был диалог: ему говорит министр, там вот так написано, а профессор никак прочитать не может – там, говорит, написано наоборот. Зашикали.
Выступить всем желающим естественно не дали: время вышло, караул устал. Меня лично накануне предупредили, что выступать будут только те, кого уже написали в список. Последним выступил представитель Свердловского Минздрава, затронувший весьма животрепещущую тему нового законопроекта: разрешение врачам и фельдшерам торговать лекарствами. Уральцы давно проблему решили: в удаленных поселках фельдшера получают дополнительной фармацевтическое образование, и тогда могут заниматься распространением лекарств. Кажется – логично. Но законопроект предусматривает иное, и – по словам министра Голиковой – будут внесены изменения в документы по лицензированию, чтобы разрешить врачам и фельдшерам, не имеющим соответствующего образования, зарабатывать деньги на жителях отдаленных поселков и деревень.
Как не было ни звука, так и не появилось никаких сведений в законе ни про редко применяемые лекарства, ни про биотехнологические препараты, ни про рецептурные и безрецептурные лекарства, ни про программы лекарственной помощи больным – ничего этого нет. В законопроекте отсутствует вообще упоминание о больных в каком бы то ни было виде, которым эти лекарства предназначены. Даже в функциях государства «забыли» упомянуть про программы лекарственной помощи населению. О чем же закон пишем? Только о процедурах регистрации и исследованиях лекарств, о получении денег за это. Да и то, что ни фраза – грубая ошибка, принципиальные противоречия со сложившимися в мире подходами. Закон является административным регламентом, в нем подробно описаны ограничения появления новых лекарств в нашей стране: например, требование обязательных испытаний в России. Зачем принимать закон, ухудшающий и без того убогое и несправедливое лекарственное обеспечение населения страны – не понятно. Зачем нужен закон, против которого восстает как профессиональное медицинское сообщество, так и организации пациентов – не ясно. Может быть, стоит остановиться, пока не поздно?»

Заместитель председателя комитета по здравоохранению Олег Анатольевич Куликов, чьим помощником я являлся, внес предложения в комитет в установленном порядке, однако большинство из них отмели. Когда он позвонил, и предупредил, что я приду на Круглый стол, на том конце провода был шок. Но даже те поправки, которые были вначале вроде приняты, оказались отвергнуты комитетом. Среди 300 поправок около 50 – от нас. И все – псу под хвост. Так начиналась новая фаза успешной борьбы за уничтожение здравоохранения страны.