Нынешнее состояние общества и его здравоохранения характеризуется словом «противостояние». В нём для усиления своей позиции каждая сторона умудряется использовать различные легенды и мифы. Забавно, что с обеих сторон стал популярен один и тот же миф: о Клятве Гиппократа (КГ), которую, якобы, дают медики в России. Уже неоднократно звучали трезвые голоса, возвращающие буйных фантазёров в реальную жизнь: ни о какой КГ при выпуске врачей из ВУЗов речь не идёт. Но ради острого словца и выгодной пафосности некоторые представители медицинской корпорации (зачастую высокопоставленные), а чаще – публика и СМИ, ничтоже сумняшеся заявляют об обязательности норм упомянутой клятвы для современных эскулапов.
Что уже не забавно: в «хоре» нередко звучат голоса представителей юридических школ нашей страны, юристов со званиями, вносящими в головы своих молодых собратьев по профессии смуту тем более великую, чем значимее их должности и публичный авторитет. Любопытствующие могут сами найти такие выступления на просторах интернета. Будучи «прижатыми к стенке» простейшими аргументами, доказывающими, что КГ никогда в России и других странах врачами не давалась, проповедующие её современные поклонники Фемиды и Асклепия, как правило, «дают отступного», отходя на заранее подготовленные позиции, заявляя, что они имели в виду Клятву врача.
Такой подход наглядно отражает текст в Википедии, утверждающий: «В разговорной речи [КГ] используется как синоним для законодательно утверждённых вариаций «клятвы врача», произносимой при получении документа о высшем медицинском образовании.» Всё это вынуждает вновь обратиться к пресловутой клятве и особенно – к вопросам её взаимосвязи с современной Клятвой врача России (КВ).

Клятва, присяга и ответственность

Не затрагивая хитросплетения зарубежного применения КГ, где она никогда не фигурировала как основной этический документ врача, необходимо напомнить, что в нашей стране эквивалент КВ появился совсем недавно – в 1971 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР (№ 1364-VIII от 26.03.1971 г.) была утверждена Присяга врача СССР. До этого момента в СССР практиковалось иногда произношение факультетского обещания врача, не имевшего единой формы в различных ВУЗах, необязательное и пришедшее из дореволюционной России.
После распада СССР в 1994 г. появилась Клятва российского врача, в 1999 г. её сменила КВ. В 2011 г., с момента введение в действие Федерального закона от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья населения Российской Федерации» (далее – ФЗ № 323), её текст установлен в статье 71. Применительно к любой из упомянутых клятв мы не найдём официальных утверждений, что их прототипом явилась КГ. В лучшем случае подразумевается, что некие её основополагающие принципы учтены.
Немаловажно, что относительно всего творческого наследия Гиппократа в кругах специалистов-историков существуют большие сомнения об их «авторской принадлежности». Данная историческая неопределённость даже получила специальный термин – «Гиппократов вопрос». Ж. Жак (1997 г.) утверждает: «Между реальной жизнью Гиппократа и этим обширным и богатым творчеством остается пропасть». В такой ситуации научная фундаментальность КГ становится вровень с объективностью текстов «Мифов древней Греции» и «Библии».
Сегодня в мире основным источником изучения гиппократовых текстов является десятитомный труд Эмиля Литтре на французском языке, вобравший в себя переводы с ионического диалекта греческого языка всех ранее обнаруженных археологами источников текстов, имеющих якобы отношение к Гиппократу. Сохранилось около шестидесяти медицинских трудов, приписываемых Гиппократу. Это собрание медицинских трактатов, поэтому его называют «Гиппократовым сборником» или «Гиппократовым корпусом».
Определённость в назначении текста КГ исчерпывается формулировкой Ж. Жак: «...вероятно, произносилась в медицинской школе учениками, которые были связаны договором и получали образование за плату… основным предназначением клятвы было охранять интересы и привилегии семьи, дающей знания». Клятва смогла родиться и существовать в весьма специфических общественных условиях древней Греции, когда «…любой мог устроить себе медицинский кабинет. Это была воистину либеральная медицина. Она в корне отличалась от приравненной к государственной службе медицины Египта. И тогда как египетские врачи подлежали уголовной ответственности вплоть до смертной казни за ошибки в лечении, врачи в греческих городах не подвергались никакому наказанию, кроме потери репутации» (Жак. Ж, 1997). В принципе, уже данный факт не позволяет применять КГ в современном российском обществе, руководствующемся гораздо позднее сформировавшимися принципами римского права, трансформированными в современные юридические оценки деятельности врачей. Клятву можно рассматривать исключительно в общественно-политическом историческом контексте той эпохи без переноса её положений в наше время.

«Не клянись вовсе»

Перед тем, как проецировать КГ на нашу современность и утверждать, что она является «синонимом законодательно утверждённой КВ», необходимо доказать сходство заложенных в них идей и принципов медицинской деятельности. Для этого проведем сопоставление текстов КГ и текста КВ, установленного статьёй 71 ФЗ № 323. Учитывая «первородство» КГ будем пытаться отыскать современные аналоги её смысловым разделам.
В КГ можно насчитать 13 смысловых положений. Из них в КВ можно найти 6 подобий, в числе которых одно - «факт клятвы» - является теологически и философски спорным. Это обусловлено тем, что клятвоприношение не приветствуется в Евангелии, где говорится: «А Я говорю вам: не клянись вовсе - ни небом, потому что оно престол Божий; ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя; ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным. Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого» (Матф. 5, 33-37). Ещё в XVIII веке немецкий просветитель Лихтенберг утверждал: «Давать обет – больший грех, чем его нарушать».
Два положения КВ являются полными новеллами по отношению к КГ. В сумме с 13 положениями КГ всего получается 15 тезисов. Без учёта спорного «факта клятвы», из числа полученных 15 только 5 понятий содержатся в обоих текстах.


«Клятва Гиппократа» (КГ)
Клятва врача РФ (КВ)
«Считать научившего меня врачебному искусству наравне с моими родителями, делиться с ним своими достатками и в случае надобности помогать ему в его нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно, и без всякого договора». «Хранить благодарность и уважение к своим учителям, быть требовательным и справедливым к своим ученикам, способствовать их профессиональному росту».
«Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и своё искусство». «Честно исполнять свой врачебный долг, посвятить свои знания и умения предупреждению и лечению заболеваний, сохранению и укреплению здоровья человека».
«Я направлю режим больных к их выгоде..., воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости». «Быть... готовым оказать медицинскую помощь, хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту, действовать исключительно в его интересах независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».
«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». «Проявлять высочайшее уважение к жизни человека, никогда не прибегать к осуществлению эвтаназии».
«Чтобы при лечении — а также и без лечения — я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной». «Хранить врачебную тайну, внимательно и заботливо относиться к пациенту».

Следовательно, тексты совпадают только на 33,3% (на ⅓). Соответственно - различаются на ⅔ содержания.
Кроме того, обратим внимание собственно на спорное «наследие» Гиппократа. В КГ обязательства учителей перед учениками и наоборот – учеников перед учителями - не касаются каких-либо обязательств перед коллегами, которые описаны в КВ. В КГ формулируется отказ от проведения абортов, с чем вряд ли согласятся современные женщины. КГ проповедует отказ от «сечения при каменной болезни». Мы сегодня с трудом представим себе аналог этой болезни. Возможно, это желчекаменная или мочекаменная болезнь? Неужели при необходимости хирургического лечения этой патологии современный врач должен следовать заветам КГ и отказать в помощи больному? Отказ от интимных связей с пациентами - следующий странный тезис КГ в силу спорности его актуальности для нынешних условий жизни общества, в котором не наблюдается одержимого и массового стремления врачей к реализации своей личной жизни за счёт беззащитных больных. Далее, в КГ вообще нет никаких наставлений по поводу непрерывного личного совершенствования или образования. Тезис «клянусь учиться всю жизнь!» предложили внести в Клятву Гиппократа только в 1967 г., в Париже, на II деонтологическом съезде.
Будь готов! Всегда готов?

Ещё более существенным фактом являются «забытые» в КВ положения, записанные в КГ. В первую очередь, это принцип вспомогательной функции врача, закреплённый фразой «я направлю режим больных к их выгоде», подчёркивающей рекомендательный характер назначений, которые могут приниматься или отвергаться самим больным. Современная КВ не акцентирует на это внимание. Сегодня «забыт» также принцип ограничения сил врача и принцип свободы воли врача, когда направление режима больных происходит «сообразно с моими силами и разумением». На основании КВ складывается впечатление, что современный врач, в отличие от своего древнегреческого коллеги, всесилен и руководствуется не своим разумением, а… порядками, стандартами и клиническими рекомендациями.
Более того, принципы ограничения силы и свободы воли врача в современной КВ (ст. 71 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» № 323-ФЗ) категорически и показательно перечёркнуты фразой: «Получая высокое звание врача и приступая к профессиональной деятельности, я торжественно клянусь: быть всегда готовым оказать медицинскую помощь». Любопытно было бы узнать у авторов этого текста: каким образом они представляют себе такого врача, который «всегда готов» оказать помощь страждущим, несмотря на усталость, собственную болезнь, недоедание, недосыпание и проч.? Это, вероятно, не человек, это - ангел! Но, как говорил один из персонажей фильма «Свадьба в Малиновке»: «А ежели ты Ангел, что же ты живёшь промеж людей?». Главное, что такому «ангелу» зарплату платить необязательно. При этом современная российская судебная практика по рассмотрению дел о ненадлежащем оказании медицинской помощи гражданам принимает текст КВ как полноценный публичный договор врача с обществом, положения которого обязательны к выполнению. Нарушение требований КВ считаются основанием для обвинительного судебного решения.
Подобное обязательство врача, закрепленное в КВ, прокладывает прямой путь к преступлениям, подпадающим под действие ч. 2 ст. 28 «Невиновное причинение вреда» Уголовно-го Кодекса РФ: «Деяние признается также совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам». Врач, измотанный постоянной готовностью (работой), причинивший в таком состоянии вред больному, может утешиться тем, что имеет шанс избежать уголовного наказания в связи с «невиновным причинением вреда». Будет ли от этого принципиально легче пострадавшему? Вопрос риторический.
Вместе с этим, возложение на врача обязанности постоянной готовности в виде публичного договора, выраженного путём принятия КВ, вполне подпадает под определение кабальной сделки, описанной в ч. 3 ст. 179 Гражданского кодекса РФ. Признаками кабальной сделки являются: человек заключает ее в такой жизненной ситуации, которая идет вразрез с его интересами; гражданское лицо осознает невыгодность условий сделки; при подписании не применяются физическое насилие или обман; другой участник кабальной сделки воспользовался безвыходным положением потерпевшего лица с корыстной для себя целью.
Таким образом, об идентичности рассматриваемых клятв речи быть не может. На основании приведенных фактов можно сделать следующие выводы:
1. Клятва Гиппократа возникла как элемент развития медицинской науки в Древней Греции и имела историческое прогрессивное значение.
2. Положения Клятвы Гиппократа являются корректными только для соответствующих исторических социально-экономических условий.
3. Совпадение смысловых положений, изложенных в Клятве Гиппократа и Клятве врача РФ, составляет около 30%.
4. Существуют принципиальные различия ряда смысловых положений Клятвы Гиппократа и Клятвы врача РФ.
5. Клятва Гиппократа не может считаться синонимом Клятвы врача РФ и не должна употребляться для обозначения современного перечня морально-этических принципов врачевания